НАСЛЕДНИКИ ТАМПЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » НАСЛЕДНИКИ ТАМПЛЯ » Лувр. Королевский дворец » Комнаты капитана гвардейцев


Комнаты капитана гвардейцев

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Довольно простая обстановка, носящая лишь некоторые элементы роскоши, как и все в Лувре. Более всего здесь привлекает внимание обилие всевозможного оружия, развешенного по стенам.

2

В предутренние часы спится крепче всего, и, поэтому  даже тревожный стук в дверь Альбер принял за остатки странного сна, тревожившего его в последнее время, но, почти на автомате поднялся с кровати и распахнул дверь, впуская на порог обезумевшего от ужаса стражника.
Остатки сновидений сняло как рукой, а глаза впились в бледное, как смерть, лицо гвардейца.
- Что? - короткий вопрос и рывок за плечо, приводя парня в себя, должны были дать тому возможность очнуться и говорить четко и так же коротко.
Стражник пытался собраться, показывая рукой в сторону королевских апартаментов и комнат придворных, наконец, собравшись, смог выдавить из себя
- В комнаты мессира де Ногарэ... кто-то подбросил... голову. Там дьявольский знак и много крови... А голова - собаки его величества.
Слушая его, де Нейль уже одевался и на последних словах перепуганного стражника, вытолкнул того за порог комнаты и вышел сам, направляясь к месту происшествия.
- Я иду туда, а ты позови святого отца. Его знания могут понадобиться. И бегом, черт тебя дери!

=====> Апартаменты Ногарэ

3

Вход и коридоры Лувра =====>

Де Нейль сделал обход замковой стражи и отправил человека во дворец герцога де Кера сообщить о ночных событиях. Комнаты Ногарэ охраняли и он сейчас не собирался более трогать там ничего до прихода инквизиторов. Себе дороже.
Спустившись в подвал, куда отвели незадачливого стража, допустившего сегодня такую оплошность, он обнаружил того уже в цепях и полностью готового к допросу. Прекрасно понимая, что парень ни в чем  в сущности не виноват, кроме того, что спокойно пропустил в комнаты служанку, имевшую полное право туда входить, он не стал слишком наседать на несчастного, дальнейшая судьба которого и так была не слишком завидна, просто расспросив по хорошему, как и что он видел сегодня ночью. Получив сбивчивые ответы, он кивнул и молча покинул камеру, велев охране получше наблюдать за арестантом, чтоб тот со страху сам не наложил на себя руки до тех пор, пока им не займутся король или инквизиция.
Вернувшись в свои комнаты, он нашел там тех же стражников и уже угомонившегося поэта. Отпустив солдат, присел на край стола, с самым серьезным видом наблюдая за парнем.
- Ну что, господин бумагомарака... Предлагаю ответить с максимальной честностью на все мои вопросы и тогда, возможно, вам не придется отвечать на вопросы инквизиторов. Договорились?

4

- Да, мсье, - Лётон кивнул.
Сейчас было самое время "поджать хвост и зажмуриться", что юноша и изобразил своей сговорчивостью. Попасть по ложному обвинению в лапы Святой Инквизиции в столь юном возрасте никак не входило в его планы.
Было бы расточительно тратить дарованную Господом нашим жизнь на фанатиков религии, - подумал парень, поглядывая на капитана в ожидании новых вопросов. В голове Жоффруа пытался прикинуть, насколько серьезна ситуация. Конечно, ни о каких покусительствах на злощастную собаку он не знал, и именно это давало ему возможность выкрутиться и избежать грустной участи.
До прихода капитана Лётон уже успел оправиться, привести себя в соответствующий его положению вид и отработать пару поз и жестов, дабы выдать их "экспромтом" в нужный момент. Он даже снял плащ, перекинув его через руку, дабы не чувствовать скованности в движениях, да и юноша всегда считал, что своей природной стройности скрывать не следует.
Вот стоит только на часок-другой отлучиться и на тебе - уже на "ковре".

5

- Хорошо. Рад, что вы ведете себя лояльно. Мало кто понимает, что я не по
личной неприязни задаю разные вопросы. Приходится иногда выступать в качестве дознавателя.

Де Нейль устроился на столе поудобней и задаржал взгляд на лице поэта, высматривая любые посторонние эмоции.
- Мне нужно знать предельно точно, во сколько и куда вы отлучались из Лувра. И есть ли кто-нибудь, кто может подтвердить, где вы были вcе это время? И пока вы не начали говорить, должен сделать предупреждение. Если я не дай бог узнаю, что хоть слово из того, что вы мне сейчас ответите - ложь, немедленно отправлю к инквизиторам.
В дверь постучали, Альбер ответил и в комнату вошел солдат, сообщивший, что донесение герцогу де Керу доставлено. Кивнув и выпроводив гвардейца, капитан вновь  взглянул на Элджернона.
- Ну так что вы мне скажете, мсье Жоффруа? Уяснили предупреждение?

6

- Уяснил, - в тон ему ответил поэт, чуть кивая.
Ему, конечно, лезли на язык всякого рода остроты, но он гнал их прочь, как надоедливых насекомых, жужжащих вокруг меда.

- Я покинул Лувр в десятом часу вечера, потому как в одиннадцать у меня была назначена встреча с премилой особой. Констанцией Луа. Сия барышня работает в "Эдеме" и обожает, знаете ли, мое общество. Она, конечно, ничего не смыслит в поэзии и читает с трудом, но у нее много других замечательных талантов.

Юноше не очень хотелось рассказывать о своих ночных похождениях, учитывая, что с Кони они имели исключительно дружеские отношения и целовались только лишь во хмелю, когда такое случалось. В другое время Лётон любил развалиться на подушках в комнатке примы борделя и слушать о богатых клиентах и прочие сплетни и склоки. Иногда молодые люди страдали совсем уж ерундой, и Элджи разрешал наряжать себя и делать пародию на "Керубино", как бы сказали нынешние современные критики. Это была, что называется, дружба с детства. А с друзьями, как говорится, не спят.

- И вернулся только под утро. Сие может подтвердить любая юбка "Эдема".

Юноша вздохнул, надеясь, что его подруге ничего дурного не сделают.
Стоило как раз об этом попросить...

- Я верю в Ваше благородство, что Вы не обидите девушку, мсье.

Парень поклонился со всем почтением, на которое только был вообще способен.

Отредактировано Элджернон Жоффруа (2009-12-05 15:35:50)

7

Альбер внимательно посмотрел на поэта и покачал головой, мысленно спрашивая себя, кому вообще в голову взбредет в чем-то подозревать этого ангелочка.
Нахмурившись, поправил ножны и пожал плечами.
- Я-то не обижу, но вот насчет тех, кому еще взбредет задавать вам вопросы, не уверен. Да и, я бы сказал, не о девушке вам сейчас надо думать.
Слава за поэтом ходила по пятам, но какая слава... Стихи, наводнившие в последнее время двор, порочащие церковь, высмеивающие придворных, баронов и, прости господи, самого короля Филиппа, были известны каждому, кого не спроси. И если кому-нибудь придет в голову именно сейчас взяться за поэта всерьез, то его дни, можно сказать, сочтены. Под шумок сойдет любое обвинение, даже состряпанное на скорую руку. А уж притянуть парня к ответу за происшествие в Лувре, если появится хоть малейшая зацепка как это сделать...
Черт...
- Значит так, мсье Жоффруа... Мой вам совет, в ближайшие день-два не покидать Лувр. Ни в коем случае не напиваться и не болтать с незнакомцами. Надеюсь, вы понимаете, о чем я? И еще одно. Самое главное, пожалуй...
Де Нейль соскочил со стола, на который присел, и порывшись в ящиках, извлек целый ворох смятых бумаг со стихами.
- Вот это... и это... и вот это...! - Он вернулся к поэту, зло сгреб его за шкирку и подтащив к столу, чуть не ткнул носом в написанные Летоном стихи, - Было найдено в разных комнатах Лувра. Надеюсь, вы знаете, чьему перу они все принадлежат??? Я - знаю!

8

Ситуация накалялась, но не до того предела, чтобы разочаровывать юношу и наводить на него ужас. Поняв, что на него у капитана ничего нет, он перевел дух и расслабился, вслушиваясь в его речь, уж больно хорошо она была поставлена.
Ему бы сочинять любовные послания...
Воображение парня вмиг перенесло его и капитана в затемненную гостиную с трюмо и комодом, высо
ким пологом кровати и мирно горящей всего одной свечой, едва колышущейся в темноте. Перед ложем он поместил самого Альбера, на одно колено, в растерзанной на груди рубашке, порванной в порыве жгучего губы признания. На подушки поэт возложил пышногрудую девицу с мушкой на припудренной щечке. Элджернон еще несколько минут размышлял, снять с девицы одежду или же оставить, поэтому образ пышечки плыл. Парень вздохнул и прикрыл ее простынью: и цензура соблюдена, и капитан спокойней будет. Потом совсем обнаглел и поместил вместо девицы себя.
Но тут его фантазии были жестоко прерваны рукой правосудия. В прямом смысле.
Было найдено в разных комнатах Лувра. Надеюсь, вы знаете, чьему перу они все принадлежат??? Я - знаю!

Лётон почувствовал себя котенком, который наделал на персидский ковер и сейчас его ткнули мордочкой в "деяние". Юноша фыркнул, но фраза, вылетевшая из его уст была просто шедевром.

- Ах, а я-то этот стих обыскался, думал, не оставил себе копии.

9

Взглянув на поэта, де Нейль покачал головой, выпустил ворот парня из рук, повернулся и сел в кресло, спокойный, как удав.
- Вот что, господин Лётон, или как вас там кличут...
Если желаете развлекаться и дурить, то я в момент отправлю вас в подвал Лувра, где вами займутся совсем другие люди.  Серьезно займутся. Может вам и удастся вырваться из их лап, но с изрядно попорченной шкуркой, которую я сейчас усиленно пытаюсь спасти, а вы мне тут шута горохового разыгрываете и играете на нервах. Делать этого я вам настоятельно не советую...
Окинув взглядом парня и, не дав ему ответить, вызвал из-за двери гвардейца, рассудив, что будет лучше дать поэту время одуматься в более тихом и уединенном месте, чем собственный кабинет.
- Придется вам, мсье Жоффруа, посидеть пару дней на хлебе и воде. А потом мы с вами поговорим вновь и не дай бог, если я услышу от вас снова нечто подобное...
Кивнув стражнику, велел отправить парня в подвал, но не сковывать и поместить не в камеру, а в небольшую глухую комнатушку, куда за небольшие провинности сажали на день-два в наказание провинившуюся прислугу.
Однако, уловив брошенный на поэта злобный взгляд гвардейца, вышел следом и пошел в некотором отдалении, направляясь в ту же сторону

=====> Подвалы Лувра.

Отредактировано Альбер де Нейль (2009-12-09 17:48:41)

10


- Придется вам, мсье Жоффруа, посидеть пару дней на хлебе и воде. А потом мы с вами поговорим вновь и не дай бог, если я услышу от вас снова нечто подобное...

Господи правый, ты есть на свете,я знал! Пусть не всегда верил, признаю, но ты есть.

Надо признать, Лётона не пугала перспектива отсидеться в уединенных "покоях".
Если во дворце и впрямь неспокойно, но 4 стены обеспечат мне полную безопасность хотя бы от новых обвинений. Главное, чтобы не нашли тайник, остальное пустяки. Четверостишья да куплеты, что распевают на улицах, еще не повод казнить меня на месте.

Юноша уловил движение воздуха в свою сторону: насколько метко и резко стрельнул на него взглядом гвардеец: разве что не расчленил на месте! Поэт протянул руки ладонями вверх, мол вяжите меня, ведите меня, запирайте меня, я весь в Вашей власти и развернулся к выходу.
При этом серьезность и глубокое сожаление, выраженное на его его лице, было подернуто легким флером иронии, словно Жоффруа смеялся над своим положением. Смеялся ли? Шарики в голове искали выход из лабиринтика, в котором каждая луза была прикрыта щитком и откинутых им же решений и вариантов.

Перед глазами Лётона пробегали строчки его нового, еще не написанного стиха, который тут же оседал на памяти, где уже пеплом и горечью, светом и радостью лежали его прошлые творения.

Ты не шутишь? Ты серьезно?
Город – старый секундант.
Для сомнений слишком поздно.
Я здесь словно арестант.

Я проездом, я случайно.
Словно ссыльный за стихи.
И, возможно, этой тайной
Я наказан за грехи.

=====> Подвалы Лувра

Отредактировано Элджернон Жоффруа (2009-12-10 00:47:43)


Вы здесь » НАСЛЕДНИКИ ТАМПЛЯ » Лувр. Королевский дворец » Комнаты капитана гвардейцев