НАСЛЕДНИКИ ТАМПЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Особняк Ле Гран.

Сообщений 1 страница 20 из 22

1

http://logovo-2.ucoz.ru/_ph/85/2/100773970.jpg

Скромный особняк, принадлежащий тамплиерам в неслишком богатом предместье Парижа.

2

Дома персонажей. Зажиточные кварталы » Поместье де Гюстен ======>

Мелкий бес по имени Валери на какое-то время снова заерзав в седле, теперь затих, успокоенный мерным шагом лашадей, и задремал, привалившись головой к воспитательнице.
У ворот города сегодня было на удивление тихо, верней стража просто напросто гоняла от ворот нищих и крестьян из окрестных деревень, телегами с провизией которых и так было занято полгорода.
Сен-Мара и Риан пропустили без возражения, но у самых ворот желающая погадать и пристающая ко всем прохожим старая цыганка застыла внезапно, лишь только появилась в проеме ворот их маленькая кавалькада и вперилась в принцессу темным пристальным взглядом, словно увидела нечто, недосягаемое другим.
"Ведьма... чтоб тебя..."
Жан-Клод напрягся. Молва о цаганах ходила самая разная. Или сглаз наведут, или ребенка похитят так, что и сами родители спохватятся лишь через пару часов.  А в их случае могло быть все что угодно. Мрачно взглянув на ведьму, он выразительно положил ладонь на рукоять меча, сжав покрепче, едва сдерживаясь, чтобы не извлечь его из ножен и покачал головой, делая знак цыганке идти прочь своей дорогой.
Повернувшись к принцессе, испытал необъяснимое желание закутать ее в плащ так, чтоб ни один глаз не посягнул или не позарился на эту красоту. Нетерпеливо тронул лошадь.
- Не смотрите на нее, мадмуазель. Глаз у них нечистый. Пути не будет...

Отредактировано Жан-Клод (2010-01-19 14:26:06)

3

Дома персонажей. Зажиточные кварталы » Поместье де Гюстен ======>

Ярмарочный день - и на удивление без толп "страждущих" у ворот, томящихся в очереди на въезд. То ли потому, что первый день ярмарок уже прошел, то ли просто стража нынче не в духе, но гоняли всех, кто не пришелся городскому гарнизону по вкусу, весьма и весьма...
Шивани?
Побрякушки на цыганке, заметно мельтешившей где-то рядом со въездом в центральные ворота Парижа, были явно ритуального характера. Ну, для той, кто когда-то раздумывала о судьбе тайной друидской жрицы, это стало фактом очевидным. Ирландка слышала много рассказов от старых, весьма сведущих в своем деле кельтов-друидов. Были среди них и путешественники, ну а цыгане - их везде много, так что наблюдать их можно было в самых разных странах. Так вот, девушка четко запомнила - действительно опасаться в плане нефизическом можно и нужно лишь шивание - духовных лидеров табора, истинной ясновидящей, имеющей так или иначе незримую связь с миром духов. Поначалу она просто опустила взгляд, дабы не встретиться с черными очами, и вместе с тем поднесла сбственную руку к груди, складывая пальцы в, казалось бы, мимолетном жесте. Никто не поймет, включая саму цыганку. Мимо руны сглаз не пройдет. Да и серьги кельтка выбрала с очень, очень правильной комбинацией защитных знаков - так, на всякий случай.
- Иди с миром, Shae'vannieh.
Голос прозвучал совсем негромко, вероятнее всего, ничего не разобрала и сама цыганка, но Риан была уверена - если она ТА, то ее мирный и вежливый жест будет прекрасно понят и без лишнего "перевода". В самом деле, напряженная, пристально глядящая женщина внезапно отошла в сторону. Тихо, мирно потеряв к конкретно этой двоице всякий интерес, хотя и покачала головой вслед сопровождавшему принцессу тамплиеру.
- Я и не смотрю, что вы, мсье. А чертенок-то совсем притомился... смотрите, как спит. Словно и не разбудишь. Нам еще далеко?
Против уговоров с собственном внутренним голосом, мисс О'Брайн снова тепло улыбнулась де Сен-Мару, поднимая на того дивно не-европейски изумрудный взгляд. Словно уловила отголосок того внезапно вспыхнувшего желания укрыть и уберечь, словно ощутила уютную ткань, мягко наброшенную на изящные плечи...

4

- Она торопится везде сунуть свой нос, вот и устала немного...
Тамлпиер тут же забыл о цыганке и усмехнулся, наблюдая за спящим бесенком, умудряющимся не сидеть на месте даже во сне - Валери сползала то в одну, то в другую сторону, не желая сидеть в седле.
- Мы уже почти на месте, - тамплиер слегка привстал в стременах и указал девушке на виднеющийся в конце улицы не особо роскошный, но высокий и по всем меркам еще крепкий дом, - Вот это место, мадмуазель. Хотелось бы отвезти вас в  более удобное жилище, но здесь  безопасней, чем в богатых кварталах...
Местечко действительно было довольно глухое, а молчаливые люди, встречающиеся на улице, деловито спешили по своим делам, мало обращая внимания на проезжающих мимо всадников.
У самого дома, Жан-Клод слетел с коня  и притянув  повод к перилам крыльца, подошел к Риан, принять девочку и помочь спешиться с лошади.
- Одну минуту, мадмуазель, - Сен-Мар принял на руки продолжающую мирно спать Валери и поднял голову, улыбаясь девушке, - Здесь есть служанка, я только передам эту егозу ей...
На шум голосов из двери дома действительно высунулась широкое лицо миловидной девицы, которая застыв в дверях, изумленно  смотрела на нарушителей так надоевшего ей спокойствия.
- Франсин... - Сен-Мар позвал глазеющую из двери девушку и указал на ребенка, - Возьми
девочку, я помогу мадмуазель...

- Ой, конечно... сейчас... я мигом! -  девица немного нервничала и, замешкавшись в дверях, задела крючок и уронила на пол висящие на двери какие-то старые потрепанные деревенские обереги. Выбравшись наконец из дома и спустившись по леснице, она с раскрасневшимся от внезапного смущения лицом, приняла из рук тамплиера Валери и поторопилась скрыться в доме, заинтересовав Жан-Клода своим странным плохоконтролируемым поведением.
"Возможно, девица просто спала, а мы ее разбудили..."
Отбросив лишние мысли, тамплиер подошел к Риан и протянул руки, помогая девушке слезть с лошади. Поставив на землю, на какой-то миг прижал ее к себе, ощутив в ладонях хрупкое тело. Тут же отдернул руки, впрочем весело блеснув глазами:
- Прошу прощения, мадмуазель. Вот вы и у себя дома...
Смысл фразы открылся минутой спустя, когда введя принцессу в дом, который внутри представлял из себя куда более богатое и привлекательное зрелище, чем снаружи, он подвел ее к жарко пылавшему камину и усадив в кресло, облакотился на другое, пожирая взглядом красноватые блики в ее волосах и лицо ирландки, с ярко-зелеными глазами, освещаемое пляшущими языками огня, ставшее от этого похожим на лицо потустороннего, почти мифического существа.
- Орден дарит вам этот дом, мадмуазель. Конечно, это весьма скромный подарок, но никогда не знаешь, как повернется жизнь, а здесь у вас всегда будет кров и пища. Погреба, полны запасов и вина. На всякий случай, в подполе есть колодец с чистой водой. На тот случай, если понадобится убежище, лучшего места не сыскать. А самое главное, что мало кому придет в голову разыскивать вас в самом сердце Парижа...

5

Конспиративное убежище? Интересно.
Ирлнадка ненавязчиво, однако, не особенно скрывая собственного любопытства, окинула здание внимательным взглядом. Заметив, что Жан-Клод спешивается и намеревается забрать у нее Валери, девушка аккуратно, но крепко приедержала спящую малышку за торс и под колени, спуская ее прямо в руки тамплиеру.
- Нет-нет, мсье, не смейте никоим образом оправдываться! Я все понимаю, не стоит лишний раз утруждать себя объяснениями.
Улыбнулась, ставя элегантную точку на всяческих извинительного рода "расшаркиваниях". Право, довольно, только не тот, кто регулярнее всех из Ордена ее опекает.
- Служанка, да... конечно, это было бы замечательно.
Оная, к слову, объявилась весьма скоро. И так презанятно разнервничалась, да такие заьавные вещицы рассыпала по полу, что Риан на какое-то мгновение даже усомнилась - а знает ли девица, кому вообще служит? И, если это именно убежище и здесь так безопасно и спокойно - это отчего же, интересно, такая... более чем живая реакция? Хотя... мало ли чем она была занята. Может, судя по оберегам, какими-нибудь дурацкими сельскими гаданиями и прочей чепухой, за которую в варварски жестокой центральной Европе могут запросто сжечь - вот и переволновалась.
Значит, Франсин? Запомним.
Благодарно-вежливо улыбнувшись Храмовнику, принцесса приняла его галантую помощь, хотя, на самом деле даже выходное котарди не помешало бы ей благополучно и весьма ловко покинуть седло. Тут-то ее и настигло совершенно неожиданное смятение - ей показалось, или это мгновение в руках барона было слишком долгим для "сиречь технического" момента?
- Судя по взгляду нахала, отнюдь.
- Перестань, он же не сделал ровным счетом ничего дурного. И...
- ...и тебя не очень-то волнует, даже если бы и он и держал руки чуть ниж...
- Умолкни!!

Стоп. Что он сказал? Дома?! Несколькими минутами позже Риан уже вовсю сдерживала самое искреннее удивление. С чего вдруг? И впрямь, место чудесное. Со столь продуманным бытом, как на случай осады, или... или скрытия своей скромной персоны от местных стражей порядка и даже Инквизиции.
- Но это же... мсье. Это ведь целый дом. Мне. За что такая милость?

6

Почему Орден вдруг так расщедрился ради скрывающейся от многочисленных врагов пренцессы, Сен-Мар и сам спрашивал себя неоднократно.
В том, что главы рыцарей Храма имеют свои виды на  Риан О'Брайн, сомнений не было. Но вот в чем конкретно они заключались? Одно из предположений заставляло выходить из себя, но сколько бы он не ярился, его мнение мало что значит. Вполне возможно кто-то строил планы выдать девушку замуж за одного из своих и тем самым претендовать на трон Ирландии. При богатствах и могуществе Ордена это было вполне осуществимо.
- Об этом, мадмуазель, вам лучше спросить у Магистра.
Сен-Мар быстро отвернулся, пряча пробежавшую по лицу тень, и присел у камина, подкидывая дрова в и без того жарко пылавшее пламя.
Вообще-то Жан-Клод боялся сегодняшней встречи, не зная, чего от нее ждать. Вполне возможно, его помощь по охране принцессы больше не понадобится и его попросту отстранят, услав заниматься иными делами. А как он будет жить без этого приятного теплого общения, к которому так привык за три года, промелькнувших, как миг, вряд ли кого-то будет интересовать.
В комнате вновь появилась Франсин, неся в руках большой поднос, груженый всякой снедью и блюдом с горячим, дымящимся мясом. Поставив поднос на стол, бросила взгляд на прибывших и тамплиер вновь уловил  глазах  девушки странно метущийся блеск.
Здесь было что-то не так и, дождавшись, когда она выйдет, поднялся и повернулся к принцессе, осторожно тронув ее за плечо
- Эта девушка как-то странно себя ведет. Не хочу казаться излишне подозрительным, но мне это не нравится...

7

Спросить у Магистра. Спросить у магистра... А где, к слову, он сам? Вероятно, должен приехать, что называется, с минуты на минуту. И не то что бы у самой ирландки не было никаких предположений насчет политики Ордена относительно нее, но... Вариантов было - не один и не два, но весьма разные по своей сути, в каких-то мысленных "комбинациях" даже противоречивые. Неизвестность в данном случае, как водится, "убивала", но нервничать было не с руки. Прямо скажем, неуместно и непозволительно. Даже в обществе Жан-Клода.
- Разумеется, я задам такой вопрос, если будет возможность. Надеюсь, мсье де Моле скоро почтит нас своим присутствием.
Похоже, не у одной принцессы так чутко менялось настроение. Нечто подобное в поведении тамплиера от нее не ускользнуло, хотя, конечно, девушка никак не могла знать о точных мыслях и волнениях Храмовника. Впрочем, как выяснилось чуть позже, самая первая, простейшая и логичная гипотеза насчет того, что де Сен-Мар просто волнуется за безопасность своей высокородной "подопечной", вовсе не оказалась лишней или ошибочной.
Франсин. Ф-ран-син...
Да что же такого должно было произойти, чтобы бедняжка до сих пор не взяла себя в руки? Ведь у нее же буквально на лбу написано, что, что бы с ней ни творилось, для девицы это отнюдь не в порядке вещей. И уж тем более не в этом случае и не в такой обстановке. Также дождавшись, пока прислуга соизволит раствориться из поля зрения, и даже пока не стихнут ее шаги в ближайшем коридоре, Риан обернулась на рыцаря, почувствовав мимолетное прикосновение к своему плечу. Осторожное, вкрадчивое, как и произнесенные французом слова.
- Вы абсолютно правы. Мсье... уже действительно нет никакого способа перенести встречу в другое место? Быть может, вам стоит прямо сейчас мчаться к Магистру? Я и Валери... мы и сами сможем уехать обратно в поместье. Не волнуйтесь, в седле я держусь лучше, чем вы, возможно, предполагаете, равно как и управляюсь с лошадьми. Придется гнать животинку, конечно, но это не является для меня никакой сложностью.
Изумрудные глаза смотрели уже не так, как раньше. Не так, как обычно, как вообще мог видеть тамплиер. Взгляд - прозрачный, как лед, несмотря на изумрудный оттенок, прямой, внимательный, излучающий сильную, невозмутимую уверенность - с которой не очень-то хочется спорить, хотя глаза, казалось бы, совсем не давят выражением настойчивости.

8

Взгляд тамплиера встретился с прозрачным изумрудным взглядом ирландки, чувствуя, как тонет в этом чертовом омуте... В памяти проснулись несколько строк, спетые заезжим менестрелем. Простые, непритязательные, но такие верные, что вдруг перехватило дыхание...

Глаза ундины -
Прохладней леса,
Зеленей листьев;
Отравленным поят медом,
Озерной топят водой,
Опутывают сетью,
Затягивают в тину
Любовью, ложью, лестью,
Горечью неземной......

Да к черту!
Стряхнув наваждение, Жан-Клод, словно проснувшись, отвел взгляд к ярко пылавшему камину. Поведение служанки ему не нравилось, но он предпочел бы разобраться на месте, в чем тут дело. Особой опасности он не видел. Откуда ей взяться? Но проверить, разумеется, следовало.
- Знаете что? Вы проведайте пока Валери, а я навещу служанку. Не думаю, что все так страшно, мадмуазель, хотя, конечно, лучше предвидеть опасность, чем потом винить себя в легкомыслии. На всякий случай, будьте готовы немедленно уехать.
Быстрым шагом покинув комнату, он направился в сторону комнаты, которую занимала эта девица, всего несколько месяцев назад присланная сюда из маленькой деревеньки в Бордо.
Неслышными шагами он приблизился к ее каморке и рывком распахнул дверь, мгновенно услышав два вскрика.
Ну что ж... Приблизительно так он и подумал...
Девица стояла у открытого окна, испуганно сжимая руками свой фартук, а на подоконнике, судорожно натягивая башмаки, сидел молодой растрепанный повеса и испуганным взглядом смотрел на вошедшего тамплиера. Разоренная кровать в углу красноречиво говорила о бурно проведенной ночи...

9

Риан все не покидало ощущение какого-то стремительного поворота. На котором сворачивают и где заносит лишь двух путников - ее и тамплиера. И, что самое страшное, кажется, в одну сторону...
Нельзя же, нельзя! Ни ему, ни мне. Его судьба - Орден, моя... а моей судьбы уже нет. То ли козырь в рукаве Храмовников, то ли просто везучая, задержавшаяся на свете О'Брайн.
Варианты - один другого краше. И ведь ничего, ничего лучшего уже не сделаешь. Куда там, глупостей бы ненароком не натворить.
- Да, воистину хорошая мысль. Поищу, в какую комнату ее уложили, ведь, судя по тому, что этот бесенок нас еще не нашел, она до сих пор спит.
Поднявшись и чуть шурша шелковым подолом, ирландка покинула гостиную всего лишь секундами позже рыцаря. С рождения проводившая время в старинных замках и поместьях многочисленной родни, девушка прекрасно ориентировалась во всех зданиях, могущих похвастаться более сложным строением, нежели небогатые мещанские и сельские домишки. Привычка. Почти что на уровне приобретенного рефлекса. Это все равно что перепробовать всю кухню той или иной страны - уже ничто не застанет врасплох и с толку не собьет.
- Валери? - негромко произнесла, аккуратно открывая одну из дверей.
Принцессе никто не ответил, однако, ориентирование на "местности" не подвело: в небольшой гостевой спаленке, на добротной кровати под таким же прочно сшитым балдахином мирно посапывало белокурое дитя семейства де Гюстен. Поскольку в коридорах и прочих комнатах, куда заглядывала кельтка, совершенно ничего не насторожило, Риан позволила себе аккуратно присесть с другой стороны от спящей малышки. И, устроившись полулежа, с удовольствием позволила себе задержаться возле такого безмятежного, беззащитного маленького чуда. Не тревожа ее лишними звуками или прикосновениями, вот разве что еле-еле касаясь светлых прядей кончиками тонких пальцев... Ведь вся нерастраченная, нереализованная материнская любовь ирландки совершенно искренне отдавалась именно ее воспитанникам.

10

Прежде чем парень вынырнул в окно, Жан-Клод рывком достиг подоконника и, схватив бедолагу за плечо, швырнул его назад, в комнату, откуда тот только что пытался удрать.
Девица тихо завыла и бросилась к тамплиеру, хватаясь за одежду и сползая к его ногам.
- Ваша милость! Не выдавайте меня господину де Моле, он сошлет меня обратно в деревню, а мои родители и так голодают... Кто поможет им на старости лет, если не я? Отпустите Мишеля, он не в чем не виновен, только в том, что навестил меня сегодня. Вы же понимаете, как здесь тяжело жить одной! И день, и ночь ни души! Ваша милость, сжальтесь, прошу вас!
Парень молчал, упав на пол и не пытаясь подняться, волком смотрел на Сен-Мара и на свою воющую подругу. Подойдя к окну и плотно его закрыв, тамплиер повернулся к голубкам, скрестив на груди руки, раздумывая, как поступить. Вид у любовника горничной был самый простецкий, а на лице ни одной посторонней мысли, кроме разочарования и злости за сорванную вечеринку. Франсин размазывала по лицу слезы, из симпатичной девицы вмиг превратившись в деревенскую клушу.
- Кто он такой? - голос Жан-Клода из обычно обходительного даже со слугами, вмиг стал опасным, хоть и не повысился ни на йоту. Придвинув девицу к себе ближе, цепко взглянул в глаза, - Где он живет и что за человек? Он парижанин?
- Да! Да! - Франсин снова всхлипнула и вытерла глаза рукавом, - Он работает через улицу, в пекарне... Не губите его, ваша милость, он честный человек!
Отцепив от себя вцепившиеся в него женские руки, тамплиер с минуту внимательно смотрел  в зареванные глаза девицы и под конец тяжело 
- Хорошо...
Подошел к двери и, широко распахнув ее, кивнул парню на выход.
- Убирайся отсюда и чтоб я тебя здесь больше не видел. А будешь ошиваться около дома, познакомишься с подвалами Тампля. Это я тебе от души обещаю...
- Простите, ваша милость, это больше не повторится... - поднявшись с пола, парень слегка поклонился и, стянув с кровати, забытый там пояс, даже не взглянув на подругу, быстро двинулся к двери...
Посмотрев ему вслед, Жан-Клод повернул голову к Франсин
- Проводи его и запри все двери. А я подумаю, оставить ли тебя работать здесь дальше...
Девица снова всхлипнула и закрывая лицо платком, спотыкаясь направилась выпроваживать восвояси своего незадачливого любовника...
                                                                             
                                                                                                                ♠ ♠ ♠ ♠ ♠

Вот черт...
Жан-Клод услышал, как загремел железный засов и теперь медленно подымался по леснице, направляясь в комнату, куда отнесли уставшую малышку.
Дела у Ордена шли лучше не надо и опасности ждать было не откуда. Подозрительностью Сен-Мар не страдал и тут же выбросил из головы это, теперь казавшееся ему забавным, происшествие, находя поступок Франсин хоть и предосудительным, но вполне заурядным. Чего еще ждать от этих простолюдинок? Вот если б Риан повела себя так же...
Тряхнув головой и отбросив навязчивые мысли, которые в последнее время все чаще овладевали его умом, он ускорил шаг, быстро достигнув одной из спален.
Войдя, застыл в дверях, наблюдая за Риан, склонившейся над мирно спящим золотоволосым ангелом. Девушка была так похожа на мадонну, что тамплиер с трудом удержался от того, чтобы не перекреститься.
Подойдя ближе, двигаясь бесшумно, как зверь, опустился на колени рядом с кроватью, оперевшись на нее, как на алтарь. Подняв глаза на ирландку, улыбнулся мягко, давая понять, что их страхи беспочвенны...
- Франсин не так давно вывезли из деревни и она быстро осваивается в большом городе. Девушке было скучно и ей взбрело в голову свести знакомство с местным пекарем. Она была так напугана, потому что прятала в своей комнате мужчину, мадмуазель.
Мысль о том, что могли делать тут двое голубков в отсутствие посторонних, заставила дыхание сбиться. Воздержание ни к чему хорошему не приводило, а в последние дни тамплиер был так занят на службе, что окончательно и бесповоротно завязал с личной жизнью.
Полулежащая на кровати с распущенными по плечам роскошными, пушистыми, как мех соболя, волосами девушка в своем бирюзовом наряде и необычными серебряными украшениями представляла собой такое волнующее зрелище, что казалась одной из восточных красавиц, сошедших со страниц "Тысячи и Одной Ночи", и Сен-Мар сглотнул, скользнув взглядом по изгибу совершенной фигуры, невольно задержав его на груди...

11

Принцесса давно услышала шаги, несмотря на всю "качественность" походки рыцаря, умеющего подстраивать шаг под практически любые обстоятельства. Всякий хороший боец должен уметь, а Жан-Клод им несомненно был. Улыбка в никуда, хоть взгляд и направлен на спящего ребенка.
Жан. Клод. Как я все-таки привыкла...
Еще бы. За эти три года, пройдя "стадии" от едва ли вежливой видимости доверия до... а до чего же, собственно? Ирландка уже ни в чем не была уверена. Ой как не уверена...
- Мсье?
Все верно - еще секунда, и тамплиер уже стоял в дверях спаленки. Прошел к кровати, присев на ковре возле ее края. С эстетически приятной пластичностью, зачаствую и выдавашей не просто солдат, но действительно стоящих мастеров ратного дела...
- Мужчину? Надо же. Впрочем, полагаю, ничего подозрительно вы в этом не обнаружили... раз уж вы здесь.
- Надо же, я ей, кажется, завидую.
- И явно не из-за пекаря, а, ваше высочество?

Не из-за пекаря, естественно. То-то и пугало. А самое ужасное, что взглядов де Сен-Мара не заметить было невозможно. Сделать вид? Черт возьми, но ей же не хочется ничего изображать! Хоть и нужно, нужно... наверное...
Кому - нужно? Моей захваченной стране? Народу? Одним лишь негласным правилам "приличия".
Раз так - они, пожалуй, обойдутся. Не упадет на нее небо за то, что изумрудные очи кельтки поймают взгляд темных французских глаз, ощупывавших ее фигуру с почти беспардонно честной прямотой.
Так кто же первым отведет смущенный взор? Да отведет ли...

12

В наступившей тишине было слышно только дыхание ребенка. На этом фоне бредовые мысли рыцаря звучали почти набатом, а вырвавшийся у него шумный вздох гнусно нарушил эту вполне домашнюю, но, быстро приближающуюся к интимной, атмосферу.
Животный голод в глазах тамплиера был таким плотским и ощутимым, что даже железной волей, приученной к сдержанности и терпению, сейчас унять его было невозможно. Нужна была жертва более материальная и осязаемая, чем холодная отповедь или внезапно появившаяся слеза, прокатившаяся по щеке изображенной на картине, за спиной Риан, святой Инессы, прикрывшейся своими волосами за неимением иной одежды. Но слеза, возможно, была лишь игрой света, а для отповеди еще нужно было подобрать слова...
Ты сдурел, Сен-Мар. Опомнись, пока не поздно, и держи... держи, дурень, себя в руках...
- Не обнаружил... - медленно немного неестественным голосом проговорил тамплиер, прервав наконец затянувшуюся до безобразия паузу, пытаясь сладить с собственным дыханием и мыслями, направленными сейчас совсем уж не в сторону обеспечения безопасности, скорей наоборот. В пору леди было искать от него защиту, - Думаю, девушка усвоила урок и подобного больше не повторится.
Чего ты медлишь, Сен-Мар? Она такая же женщина, как и другие. Из плоти и крови. Возьми то, что идет тебе в руки и перестань корчить из себя святошу.
Соседство спящего ребенка казалось перестало существовать. Выдержка и здравый смысл давно сгорели до тла. Ладонь тамплиера  коснулась ноги Риан, лишь на миг замерла от прикосновения, и, отбросив условности, скользнула под платье лежащей на кровати девушки, медленно пробираясь все выше...

13

Вот же... вот же...
- Черт!
- Считаешь, без него здесь не обошлось?
- З.а.т.к.н.и.с.ь. Умолкни! Ярость Морриган на твою едкость...

Эйра, как же она раньше не замечала... как же она раньше могла даже не подозревать о том, что темные глаза могут так "светиться"! Такой чистой, ничем не замутненной, честной страстью. Столь открытой и яркой, что любая жрица богини Керридвен бы обзавидовалась - с таким бы пылом прямиком на ритуальные весенние праздники... Раз. Два. Три. Нет, ей не показалось. Тело полулежащей ирландки тихо вздрогнуло от прикосновения крепкой ладони. Не то что бы Ее высочество была невинна и стыдлива - о, отнюдь, только не принадлежа друидизму - но... Ведь Жан-Клод... Ведь он никогда не прикасался к ней ТАК, наоборот, обращался с Риан всегда именно так, как подобало бы другу и защитнику вполне себе "действующей" принцессы. Несмотря на то, что вечно галантный, благородный мужчина несомненно внушал уважение  и вообще сиречь приятные эмоции, с этим его решением, с этой его смелостью, медленно скользящей сейчас по ноге кельтки... с души словно все горы Ирландии пали. Быть может, она этого на самом деле ждала?
Хватит. Хватит с меня...
Мимолетный взгляд на спящую Валери - и тут же мужскую ладонь накрывает хрупкая бледная ладонь, останавливая и замирая. И теперь уже - долгий, красноречивый взгляд. С улыбкой..
Не здесь.
Мягко, плавно отпуская руку Тамплиера, одновременно поднимаясь с постели так, чтобы не разбудить малышку. Немедленно - прочь, в другую комнату. Впрочем, не настолько быстро, чтобы некоторые не смогли найти и догнать...

14

Жан-Клод поднялся почти одновременно с ирландкой, подбодренный жестом, взглядом и более всего ее улыбкой. Хотя кто знает, если не было бы сейчас этих поощрительных знаков, что могло бы  его отвратить от желаемого? Гневная отповедь или нарочитая холодность? Вряд ли. Не сейчас. Нельзя долго сдерживать заведенную до отказа пружину.
Очень быстро они оказались в комнате, рядом с той, где уложили Валери. Пропустив вперед ирландку и войдя следом, тамплиер плотно закрыл дверь и опустил тихо скрипнувший мощный засов. Здание строилось на века и при необходимости каждая комната могла выдержать небольшую осаду. Сен-Мар молчал, говорить не хотелось. Что могла подумать служанка, услышав звук запираемой двери, его мало интересовало. Доложит Магистру? Учитывая, на чем сегодня он ее поймал, вряд ли.
Посторонние мысли быстро улетели прочь, оставив одну, завладевшую им сейчас целиком.
Сделав шаг по направлению к прошедшей в глубину комнаты принцессе, он остановился, стягивая с плеч легкую замшевую куртку, не глядя швырнул ее на стоящее у двери кресло. Завязки на рубашке развязывал, медленно подходя, давая время леди последовать его примеру, если желает сохранить в целости свой наряд.
Рубашка последовала за курткой - слишком красноречивый жест, чтобы сейчас у Риан появилась хоть малейшая возможность вернуть все назад.
Обнаженный торс тамплиера еще хранил полученный в Святой Земле бронзовый ровный загар, а несколько ворвавшихся в эту гармонию шрамов говорили о серьезности полученных когда-то ранений. Взгляд темных глаз следил за ирландкой, ни на секунду не выпуская из виду, словно прочитывая ее мысли. Риан не производила впечатления пугливой девушки и сейчас это было как нельзя более кстати. Галантность и романтизм трубадуров, впитанные Сен-Маром с детства, горели синим пламенем, а перекатывающиеся под кожей тамплиера мышцы не имели ничего общего с мирными намерениями. 
Да их и не было вовсе...

15

Скрип тяжелого засова - мда, не самый романтичный звук, однако, когда ухо к нему столь привычно, то... Впрочем, момент - а о какой романтике, собственно, может идти речь, когда Риан усиленно сдерживает свое сердце, просто заходящееся стуком от звука шагов позади? К черту, к черту романтику, ей давно не шестнадцать весен. Ей, принцессе, сейчас так хочется развернуться, слыша шорох от рывками снимаемой одежды; ведь знает, знает же, что де Сен-Мар вполне очевидно обладает хорошей фигурой, крепким, мужественно привлекательным телом...
Боги. Давно же...
...давно же с ней такого не было! Раз - тонкие пальцы, быстро скользящие по ткани котарди; два - бирюзовый шелк, снятый через голову, благополучно отправляется в плавный полет до ближйшего предмета мебели. Три - мисс О'Брайн наконец-то поворачивается. Чтобы едва заметно улыбнуться своим давним мыслям и наблюдениям, только что подтвердившимся и мало отличавшихся целомудрием. Загорелая кожа, кажущаяся совсем смуглой на фоне собственной откровенной бледности, весьма и весьма ладная линия подтянутого, "натруженного" торса... Шрамы. Те самые безмолвные, часто незримые для окружающих, истинные военные "ордена"... Секунды звенели не хуже натянутых струн, растворяясь в бесконечном потоке Времени. И невозможно было отвести глаз от полуобнажившегося мужчины, и не хотелось. И безумно легко, быть может, как никогда ранее, соскользнули тонкие лямки "нижнего платья" с изящных плеч. Светая ткань бесшумно пала к ногам ирландки, тут же переступившей через импровизированный "порог" последнего предмета гардероба. Так просто - протянуть хрупкую ладонь, невесомо скользя от одного боевого рубца к другому, с любопытной нежностью лаская эти, несомненно, самые особые "приметы".
Видишь, как быстро я сдалась... И не пожалею, никогда. Хорошо, что ты не знаешь ни одной моей мысли.
Неровности некогда опасно поврежденной кожи на торсе почти завораживала. Ближе, еще ближе, почти обнимая, давая наконец почувствовать, какова же бархатная кожа зеленоглазой кельтки...

16

Сен-Мар застыл, наблюдая, как раздевается ирландка, скользя взглядом по ее бледно-шелковой, не тронутой загаром коже. Вся верность Ордену, все присяги летели сейчас коту под хвост, потому что... потому что не существовало больше ничего вокруг, кроме одной лишь, стоящей перед ним, женщины. И женщины, каким бы ни было это открытием для него самого,  любимой.
О том, что вот-вот должен прибыть Магистр уже не хотелось думать.
Шаг вперед... и широкий тяжелый ремень с кованой пряжкой и ножнами был отброшен в сторону, словно ненужная вещь. Еще пару движений и остатки одежды упали рядом, а тамплиер придвинулся вплотную к принцессе, на миг запустил руки в темную гриву ее волос и постепенно выпуская, наблюдал, как тяжело опадают вниз каштановые пряди, покрывая обнаженные грудь и плечи, словно плащом.
Руки скользнули вниз, к талии, рвано притягивая и вжимая в себя эту ирландскую ведьму. Еще шаг вперед и...
Сен-Мар почти заурчал от вожделенья, как кот... так сладко и желанно оказалось уронить ее на кровать и сразу самому навалиться сверху, каждым мускулом ощущая жар, и дрожь, и то, как побежденное им тело отзывается на малейшее прикосновение, малейшую ласку. Руки блуждали по бледной коже, исследуя и открывая новые для тамплиера ощущения. Но сдерживать себя было почти невозможно и нежность чередовались с варварской грубостью, а поцелуи и совсем уж животные ласки губами и языком с еще более диким желанием растерзать.
Я с ума сошел... вести себя так с принцессой.
Лишь с силой вбив колено меж ее ног, перевел дыхание, пытаясь сдержаться и действовать не как пьяный от хорошей драки солдат в отданном на разграбление городе. Ладони вновь плавно заскользили по телу, замаливая грехи от только что почти свершившегося насилия...

Отредактировано Жан-Клод (2010-02-20 03:23:05)

17

Эйра тому свидетель - ничего Риан не желала сейчас так, как объятий тамплиера. Объятий этого мужчины - и никакого другого. Хотелось именно его откровенности, силы его рук, мощности его желания, жара его - его тела... Казалось, еще немного, и, как только ирландку заключат в объятия, она просто сгорит. И неважно, что это лишь метаморфозы ощущений, она-то точно знает: пламя есть. И далеко не всегда оно случается вот так, ввиду "просто" желания двух людей. Эта страсть - не дуновение ветра, под ней скрыто иное, то, что является не просто ее твердыней и опорой; то, что не просто источник, который как таковой обязан быть у всего на свете, но то, что не является ни великим счастьем, ни великой горечью. То, чему нет имени и мало объяснений, хотя люди давно придумали этому явлению слово - для своего удобства. И даже сотни и тысячи объяснений, чаще всего - ложных, нужных для того же, для чего и само название. Удар в груди - пауза - не сметь выдохнуть, наконец ощущая крепкие ладони на гибком женском стане... Улыбка Керридвен - или усмешка Судьбы?
Какая же ей, такой же смертной и столь подверженной чувствам и желаниям женщине, теперь разница! Изумрудному взгляду сложно оторваться от темных глаз напротив. Хочется безнадежно утонуть в этом океане карего цвета, послушно-гибко пав на ложе, так внезапно быстро оказавшееся под спиной. Долго, жарко целовать, на сей раз уже "ответно" запуская ладонь в "гриву" Храмовника - и с тем же искренним унисоном в желаниях отдавать благородно бледнокожее тело ему "на растерзание"...
Взаимная страсть на грани поведения абсолютно не сопротивляющейся "жертвы" и "насильника" до того беспощадно "сносила" все последние баррикады разума, что внезапно нежные прикосновения рук Жан-Клода сыграли роль брызг холодной воды в разгар июльского зноя. Риан так и замерла на секунду-другую, неотрывно смотря на рыцаря, под которым была уже, откровенно говоря, распростерта самым пикантным образом. Словно за одну долю секунды осознала все, что сейчас произошло. Ну что ж, раз так, и ей даже было дано краткое мгновение "на проблеск разума"... Новый, мягкий, но очень уверенный и, естественно, нескромно приятный поцелуй, начатый по инициативе принцессы, наглядно продемонстрировал: уж что-то, а холодный разум она сейчас точно шлет в безоговорочную отставку.

18

Падение в Геенну Огненную свершалось быстро и безоглядно.
Тонкие запястья Риан были надежно прижаты к подушкам. Не для того, чтоб лишить свободы. Но само ощущение, что он держит ее вот так, жестом более интимным, чем иные прикосновения, подогревало бушующий жар греха до состояния расплавленной лавы.
Ведьма. Она точно ведьма... только они отдаются так безоглядно...
Мощное тело тамплиера мерно двигалось, вжимая девушку в смятые, влажные от пота, простыни.
Распаленный пряным ароматом собственных тел, то ли его, то ли ее полуузвериными стонами, Жан-Клод ушел в глухую несознанку, наплевав на всех и вся, кроме этого сиюминутного удовольствия, за которое возможно придется потом заплатить слишком многим.
Все тело стонало от наплыва взрывных ощущений, вот-вот готовых закончиться весьма логичным  фейерверком. Мерный, почти ласковый, ритм вновь сменился жестким напором и снова затих, словно ослепнув в последнем порыве, а тамплиер приподнялся, на время сдерживая приближающийся сладкий финал, безмолвно блуждая губами вдоль  распростертого под ним тела.
Язык неторопливо проделал влажную дорожку по бедрам и животу ирландки, слегка прихватывая губами бледную кожу, обвел аккуратный пупок и устремился выше, бесстыдно играя с грудью.
Подняв весело сузившиеся глаза на Риан, и обхватив губами ее сосок, Сен-Мар легонько прикусив, сжал на нем зубы, одновременно делая последнее, беспардонно чувственное движение бедрами, с силой вдавливая уже готовую к взрыву плоть.

19

Дышать становилось все тяжелее - но в самом приятном смысле. И звуки, даже вернее - осознание звуков обоюдно сбившегося, потяжелевшего дыхания "подстегивало" и заводило с совершенно неожиданной силой. Неизвестно, о чем думал тамплиер, но размышления Риан были совершенно непохожи на те, что мелькали в голове мужчины. Кельтку не мучали и не отягощали сомнения или же нечто иное в том же духе. Напротив, то единственное, что сейчас по-настоящему сжигало душу и тело, так это пламя желания. Беспощадное, истинно всепоглощающее... За эти три года девушка уже успела подзабыть, какой мощной может быть эта "простая земная" сила. Жан-Клод в... новом качестве медноволосой "ведьме" очень нравился. Какая сильная, мужественная уверенность "сквозит" в каждом его прикосновении...  а эти сжатые, обезволенные запястья! О, этот жест опредленно сводил принцессу с ума, заставляя легко и гибко "опереть" приподнятые и согнутые ноги о спину рыцаря. Заставляя все сдавленно-рвано дышать с каждым разом, как только нежнейше белокожее тело оказывалось все сильнее вминаемым в скомкавшиеся простыни... Все блаженнее подаваться бедрами "навстречу", покуда те не оказывались вновь мощно "смятыми" очередным толчком в ее тело.
Боги, боги... я же так... не прекращается, пусть это не прекращается... пусть не так торопливо...
А? Что? Магистр - какой магистр, о чем вы говорите! О чем здесь вообще можно было говорить, когда каждый сантиметр бледной кельтской кожи горел, вероятно, не хуже пламени Преисподней? Когда де Сен-Мар, словно прочтя мысли зеленоглазой дочери Эйры, внезапно принялся оттягивать известного рода финал. Разве могла она при этом отказать себе в удовольствии нежно "прогуляться" ступнями приподнятых ножек по крепким бедрам, даже по всей линии поясницы? Ни в коем случае. Неожиданно поднятый взгляд француза показался каким-то дьявольски шальным, а вскоре последовавший укус сумел "извлечь" из Риан до того непристойно сладкий стон... хотя, нет, высшим моментом откровенности, пожалуй, стало то, что, словно почувствовав, что сейчас произойдет, кельтка почти одновременно с резким толчком сильного тела так прижалась, самым гибким образом обнимая всего рыцаря, насколько это было возможно, вскоре совершенно естественно и непроизвольно напрягаясь, "сжимаясь" всей своей плотью как внешне, так и внутренне... Растворяясь в самом первобытном из множества прочих наслаждений...

20

Подниматься не хотелось. Или не было сил. Только желание лежать вот так, врастая всем телом в предмет своей страсти.
- Риан...
Кажется он расслышал свой почти что стон, влившийся в ее имя, как отголосок страсти, глухим рокотом прокатившийся внутри горла и теперь в зверином порыве вырывавшийся на свободу. Жан-Клод приподнялся, слегка выгнув торс, бронзовым мощным телом возвышаясь над бледной фигурой кельтки, продолжая касаться ее бедрами. Приподнял голову, откидывая пятерней упавшие на лицо,  спутавшиейся до неприличия, волосы.
Вид все еще лежавшей под ним, распаленной от ласк, девушки, обжог новым ошеломляющим приливом. Мимолетная мысль об обете воздержания, данном кому-то, когда-то... сейчас казалась забытой невнятной фальшью и не вызывала ничего, кроме насмешки над самим собой.
Идиот. Трижды идиот, если он мог произносить всерьез подобные клятвы... Только любовь может идти от  бога и служить ему так, как он этого хотел. Плотская эта любовь или иная, неважно...
- Риан?
Повторил он снова, едва-слышно, но более твердо, второй раз за все время знакомства назвав принцессу по имени и не дождавшись отклика, провел рукой по ее волосам, приглаживая почти так же, как у него, спутанный шелк темно-рыжих волос, в отблесках бушевавшего в камине огня отливавших огненно-красным.
"Я тебя люблю..."
Слова любви, таявшие на губах так не к месту, были заглушены голосом таким грозным и идущим откуда-то изнутри, что тамплиер застыл, вглядываясь в скрытое тенью балдахина лицо девушки, словно все еще не веря, что между ними _это_ произошло.