НАСЛЕДНИКИ ТАМПЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » НАСЛЕДНИКИ ТАМПЛЯ » Улицы и переулки » Гревская площадь


Гревская площадь

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Символ средневекового правосудия.

http://s002.radikal.ru/i199/1001/87/68e47bb64763.jpg

http://s54.radikal.ru/i146/1001/77/8f906cdaa296.jpg

Празднично одетая толпа с самого утра собиралась на площади, на которой несколько мастеров строили небольшое возвышение.
Еще ранним утром королевские герольды объявили, что сегодня в полдень на Гревской площади будет повешен один из самых отъявленных и неуловимых воров Парижа, терроризировавший горожан в течение нескольких лет. Развернувшееся поблизости от готовящейся виселицы празднество могло сойти за карнавальное шествие. Музыка переплеталась с нестройным хором певцов, гомон возбужденной толпы вторил им радостным эхом, а перекрывающий все стук топоров разносился далеко отсюда и приманивал еще любопытных, желающих посмотреть на казнь. Гревская площадь всегда была местом не только казней, но и народных гуляний. В центре площади стоял высокий, украшенный гирляндами из цветов, столб, вокруг которого сегодня раскладывали огромный костер. К верху столба привязывали мешок с дюжиной живых кошек и лисой. "Право первой искры", как правило, принадлежало самому королю, было много огня и много шума, так как пламя костра смешивалось с огнями фейерверка.

2

Заброшенное аббатство =====>

С самого утра Гревская площадь гудела, как растревоженный улей. Народ прибывал по одиночке и целыми семьями, рассредоточивались по площади, спорили о предстоящей казни так же горячо, как и о том, что деньги, возможно, скоро снова упадут в цене.
Задолго до окончательной цели путешествия, де Кер сделал знак охране и те отделились от кавалькады, проехав вперед, делая вид, что они тут сами по себе, а герцог, низко сдвинув капюшон широкого плаща, с приором последовали чуть позади, дабы не создавать своим присутствием излишнего ажиотажа.
Трудившиеся всю ночь плотники, доводили собственное "изделие" до совершенства, придавая свежеотстроенному помосту и виселице идеально праздничный вид. Кто-то даже повязал на столб целую связку ярких лент и они создавали вокруг сооружения нетривиально радостную атмосферу.
Ничто так не сплачивает, как общая ненависть. Во всяком случае грубоватые, если не сказать, черные шутки плотников слышались тут безостановочно, а толпа вторила им с неослабевающим энтузиазмом и была неслабо возбуждена предстоящим зрелищем. Ибо, что уж говорить, на Счастливчика Жана здесь у многих был зуб. Больной и постоянно ноющий...
Спешившись у поворота на одну из тихих, незаметных улиц, де Кер зацепил поводья лошади  за ветви векового клена и, кивком головы предложив рыцарю последовать его примеру, пошел дальше пешком, наблюдая и поглядывая в сторону расположенной прямо перед помостом, украшенной коврами, королевской ложи...
- Любопытно, прибудет ли Его величество на казнь после того, что произошло ночью в Лувре?
Улыбнувшшись, отошел немного и остановился, поджидая госпитальера...

3

Отпихивая ногой то и дело цепляющихся за стремя попрошаек и благословляя крестным знамением настоящих калек, Юго разглядывал открывающуюся из-за поворота улочки часть площади. Многолюдно. Лучшее зрелище недели, ничего не скажешь. И - бесплатное. Если знаешь как уберечься от щипачей. Скользнул из седла по примеру де Круа, попав ногой в лужу... оставил коня на попечение одного из сопровождения герцога. Если инквизитор хотел оставаться инкогнито - без проблем. Поплотнее запахнув плащ, де Ааро пошёл вслед за де Круа. Не сказать, что казни его интересовали, но параллельно на площади всегда случалось много чего интересного.
-Пренепременно появится. Их Величество наверняка захочет развеять хандру. А что лучше огненного зрелища заставляет восхищаться разнообразием божьего мира?
Показательные казни как попытка запугать народ и наставить на путь истинный всегда вызвали недоумение у Серафа. Он точно знал, что вот так, оказаться в центре внимания такого скопления народа - мечта многих и многих. И они готовы платить за это жизнью. Так что - правосудие относительно. Взять хотя бы давешнего маньяка-чудовище, что резал горожан запозднившихся с Ситэ. Признались в этом шестеро. Причём трое явились сами, один громче другого заявляя о своей исключительности и истинности. Фанатики, сумасшедшие... этого добра всегда хватало. Но развивать эту тему не стал, лишь спросив герцога
-Я не в курсе - кого сегодня отправляют к Богу на суд?
Споткнулся, как бы ненароком задел парня, что пытался срезать у другого мужчины кошелёк. Никакой добродетели. Просто поразвлёкся, сломав тому ключицу.

4

Оглянувшись на бедолагу, отлетевшего от Серафа и теперь со стонами катающегося по земле, прекрасно понявший, что произошло, де Кер сделал охране незаметное движение рукой и пошел дальше, как ни в чем не бывало. Подскочивший к упавшему гвардеец, схватил того за плечо и с силой вздернув вверх, потащил пребывающего в состоянии болевого шока воришку в направлении полицейского патруля.
Повернувшись к рыцарю, де Кер улыбнулся спокойной улыбкой
- Одного из таких вот негодяев, не желающих работать и пытающихся сводить концы с концами за счет чужих кошельков. Если уж берешься красть... - инквизитор негромко рассмеялся и сделал едва различимый жест рукой в сторону Ратуши, намекая на более высокопоставленное жулье из разряда чиновников, что заседало там, - то не стоит попадаться. Не бог весть какая рыбешка этот Счастливчик Жан, но с его смертью город точно вздохнет свободней.
Народ томился ожиданием, а повозка с осужденным где-то запропастилась.
Палач, развернув сложенный в тряпицу завтрак и откинув назад закрывавший лицо красный колпак, в окружении двух помощников, весело распивавших пожертвованную сердобольными горожанами бутылку вина, расположился перекусить прямо на ступенях помоста.

5

Мел сдула с глаз отросшую челку и с крайне скучающим видом оглядела площадь. Ничего примечательного. Разве что количество народа, собравшегося поглазеть на казнь, поражало воображение. Похоже, сюда потихоньку стекался весь город. "Неплохо бы и разузнать, в честь кого праздник".
- Мсье, мадам, или кто Вы там,- прощебетала Мелианна, схватив за руку фигуру в длинном плаще,- Не знаете ли, кого сегодня будут убивать?
Дамочка в чересчур открытом по местным меркам платье привлекла бы внимание даже молча. А громкий и звонкий голос и вовсе заставил рядом стоящих обернуться и недовольно нахмуриться.
- Никто не знает?- картинно изумилась Мел, и не подумав говорить тише или отступить,- Неужели никто не знает, зачем вы все здесь стоите? Никому не интересно, ради кого вы вообще собрались на площади? Или я чего-то не понимаю?
Теперь недоброжелательные взгляды стали откровенно враждебными, послышалось чье-то в меру воинственное бурчание, на которое девушка вновь не отреагировала.
- Казнят преступника,- наконец откликнулась фигура. По интонациям и тембру голоса определить ее пол оказалось так же трудно, как сделать это, посмотрев на наглухо запахнутый плащ.
- Казнят всегда преступников
,- презрительно фыркнула она в ответ,- А если по ошибке убили невиновного, то это либо не казнь, либо он не так уж и невинен. Что сделал этот несчастный?
- Он вор,- пожал плечами сей неопознанный объект и поспешно растворился в толпе. Мелианна лишь разочарованно вздохнула, подумывая, остаться или идти куда-нибудь в более спокойное место. Ей не нравились церемонии убийств на площади, но зато они нравились жителям. А, значит, сегодня работы не будет, и можно отдыхать в свое удовольствие.

6

Улицы и переулки =========>

Толпа, казалось заполнила все пространство вокруг площади, но тем не менее, люди чуть ли не уважительно расступались перед Собаром и его невольной спутницей. "Ангел и Демон..." - пришло на ум палачу, - "и королевский исповедник, как издевка." Действительно, на первый взгляд Собара можно было принять за черта, если не присматриваться. На второй - за бандита. Черная кожаная куртка, такие же штаны и тяжелые, подбитые железом, сапоги.  А на третий - если любопытствующий доживал или ему хватало смелости - за вполне приличного, но немного отчужденного, человека. Обычно все заканчивали на втором.
Все же толпа не подчинялась никаким законам природы и жила всей собственной, неведомой, жизнью. Как ни старался Собар уйти, его, вместе с девушкой толпа вынесла как раз к тому месту, где должна была свершиться казнь. Палач слегка поморщился. Надо было сделать все тихо и быстро, как он умел, а тут...
Собар посмотрел по сторонам и заметил гвардейцев из роты Великого Инквизитора. А затем и его самого. "Ну конечно... Без Его Святейшества ни одна мало-мальски приличная казнь не обходится", - но вслух ничего не сказал и подходить к своему непосредственному начальству не стал. Обозначил свое присутствие и хватит. Нужен будет - они сами его найдут. Не зачем людей пугать.

7

-Нда, если подойти к делу с умением, то это уже и не называют низким словом, это уже возводят в ранг Искусства и начинают восхищаться или это становится рутинным делом... как политика.
Совершенно согласился с де Круа, обмахивая с плаща налипшую в лесу паутину.
-Вздохнут спокойнее... На неделю не больше... Исчезнет этот, как его.. Жан.. появиться Пьер-Воротила, или Гьюз-Потрошитель какой-нибудь.. Масса народа как вода, тут не бывает свободных мест, всё тут же заполняется точно такой же субстанцией. Потому мне так скучна эта жизнь. Ничего нового, всё подвластно, всё понятно.
Юго ворчал добродушно, с высоты своего роста осматривая всё на площади. Ничего особенного не ощущалось.
-Казнь придаёт остроту жизни. Обыватели ощущают себя втройне живыми, видя чужую смерть. Это отвратительно. Совсем не так было в Святой земле. Там смерь являлась просто песней во имя освобождения Гроба Господня. И мне не раз становилось тоскливо в пустыне, когда я понимал, что всё славное, что происходит с нами в Палестине - для такой мерзкой и мелочной толпы является ничем. Они не способны понять. И так же не способны понять и те, кто смог чуть вознестись над этой смрадной кучей обывателей, полагаясь не на свои ум, честь и умение, а лишь на состав крови.
Фыркнув, де Ааро даже не поднял головы, чтобы посмотреть на ложу короля. Были тут личности и поинтереснее.. Палач к примеру. Сераф хотел бы и сам побыть палачом. Это было бы занимательно.

8

Начало игры.

Карл вёл лошадь не очень быстро, но и не медленно, то есть в пределах нормы, чтобы никого не задавить. Народу было полно, весь люд стекался к знаменитой Гревской площади, где должна была пройти казнь какого-то знаменитого вора.
День был прохладным, но солнечным, от чего  его доспехи блестели и,  смотря снизу, можно было подумать, что едет святой, озарённый светом Божьим.  Шлем Карл и не думал снимать, в нем было теплее, чем находится на прохладном ветре с открытым лицом.  На него, собственно, никто и не обращал внимания, все спешили на площадь, дабы не опоздать на зрелище, которое, в нашем суровом мире, было не редкостью, да и самому Карлу было любопытно глянуть на вора и Двора Чудес.
- Хех, насколько нужно быть глупым, чтобы попасться так легко,- ухмыльнулся Сторф про себя. - Вот, наконец-то, площадь.
Карл остановил лошадь около привязи и спешился, завязал узды. Дальше пришлось держать путь пешком, народу было слишком много, чтобы ехать верхом.
Продираясь сквозь толпу, он, наконец-то дошёл до места, с которого можно будет увидеть казнь, во всей её красе.

9

<--- Улицы и переулки Парижа

Беатриса только успела успокоиться и предположить, что не далее, чем через несколько часов она будет читать Священное Писание в собственных покоях, как судьба ей еще раз показала, что сегодня она будет распоряжаться сицилийкой исключительно по собственному разумению: толпа, подобно неумолимым волнам океана, вынудила придворную даму и ее спутника следовать в том направлении, куда желало идти большинство. И, неудивительно было, что сегодня центром жизни Парижа была Гревская площадь, от одного вида которой девушку вновь бросило в дрожь. Здесь все было готово к свершению суда человеческого, и вид украшенного цветами столба вызвал у Беатрисы приступ слабости, от чего она, окончательно забыв про рамки приличий, судорожно схватилась за куртку ее спасителя, понимая, что еще чуть-чуть и ноги откажутся ей повиноваться. С ужасом оглядывая происходящее, черные глаза придворной дамы выхватили из тысячи присутствующих лишь одну фигуру, и она моментально опустила взгляд.
- О, Боже, - сорвалось с губ Беатрисы. – Его Высокопреосвященство здесь…
О Великом Инквизиторе говорили много, но что бы ни говорили, это всегда делали шепотом. Мадемуазель Суардо за два года, проведенных в Париже, успела уяснить себе диспозицию при дворе, и чтобы спокойно спать ночами о герцоге де Круа она старалась не думать…
Но другая картина оказалась еще более вопиющей с точки зрения окончательно подавленной девушки: палач, невозмутимо поедавший свой завтрак.
- Дева Мария…, -почти простонала Беатриса, оборачиваясь к своему спутнику и смотря ему в глаза. – Как он может?... Он же… будет… убивать…

10

Андрес прошел чуть дальше, и остановился в тени домов, где не было яркого солнца. Оглядел площадь, залитую яркими лучами и колышащиеся людские волны. Здесь было слишком много тех, кто его знал и сохранить инкогнито вряд ли представлялось возможным.
Тамплиер в толпе народа привлек его внимание. Де Кер Скользнул взглядом по рыцарю, губы тронула чуть заметная улыбка. Пора было приступать к чтению отходных молитв по храмовникам. Самое время...
Чуть в стороне заметил Собара с одной из предворных дам. Этот мерзавец снова таскался по юбкам вместо того, чтобы исполнять его поручения. Встретившись с ним взглядом он медленно перевел его на девушку. Попытался вспомнить ее имя.
Ах, да... мадмуазель Суардо. Сицилийка и фрейлина бездельницы Маргариты. Мысль использовать Собара, чтобы прощупать королеву Наваррскую, зрела давно, а сейчас приобрела четкие очертания. Ну что ж... значит, господу так было угодно...
Кивнул стоящему чуть поодаль отцу Абеляру, знаком прося подойти.
Рядом со священником стояла девушка в откровенном наряде с остриженными рыжими волосами. Так стригли шлюх, но одухотворенное лицо девушки мало соответствовало выбранной ей профессии. Один из горожан, пытаясь пробиться поближе к месту казни, начал усиленно работать локтями и с силой пихнул девицу, заставив ее едва ли не сбить с ног одного из гвардейцев, а затем отлететь прямо в объятия отца Абеляра.
Гвардеец удержался на ногах, но выражение его лица, обращенного к девушке, не обещало ничего хорошего. Крепко схватив ее за плечо, он кивнул учтиво отцу Абеляру, узнав в нем королевского исповедника и указал на нарушительницу спокойствия.
- Как мне поступить с этой цыпочкой, святой отец? Чтоб не повадно было шляться среди приличных граждан?
Де Кер отвернулся, почти зная, что ответит отец Абеляр и покачал головой, обращаясь к Серафу:
- Вы правы, друг мой. Свято место пусто не бывает. Завтра на место казненного придет кто- то новый. Но не можем же мы дать им на разграбление весь город?  Так или иначе, полиция делает свое дело и делает его с честью.
Отпихнув  плечом слишком близко подошедшего зеваку, герцог отошел еще дальше от толпы.
- По правде говоря, мне странно слышать от вас о том, что жизнь скучна, Юго. Весьма странно. Мне думалось, что просвещенным людям она должна быть более ценна, как неоценимый источник новых знаний. Хотя, верно, прав один из восточных мудрецов, говоривший, что будешь много знать, пожалуй, жить не захочется... Но... мне жаль, что вы не чувствуете вкуса земного существования. Очень жаль, правда...
Взглянув внимательно на госпитальера, отметил внезапную вспышку интереса во взгляде, обращенном на палача и осторожно положил руку ему на плечо, заставляя повернуться к себе.
- Уж не хотели бы вы попробовать себя в этой роли, а? Сераф? - Усмехнулся.

11

Мелкие передвижки в толпе, и на кончиках пальцев появилось ощущение начинающих разматываться событий, словно из клубка, что запутали три слепые старухи-судьбы. Над чьей ниткой поднялись ножницы сегодня?
Вперемешку лица тех, кого видел во дворце и тех, кого никогда больше не увидит - слишком просты...пропадут в мельтешащей толпе и растворяться... Сердце всё так же молчит, сердцу всё равно ...
-Воровской мир организован не хуже орденского союза. Только построен на низменных ценностях, как и всякое, что стремиться лишь выжить и получить удовольствие любым путём. Так что я думаю, что полиция и воры - как рука руку моет. Слишком они зависимы друг от друга.
Чуть усмехнувшись, де Ааро последовал за герцогом, неугомонно выискивавшим лучшее место.
-Не то слово, Андреас... я тоскую. За мелкие задачи мне браться скучно, а та, которую я наметил для себя - никак не поддаётся. И я пытаюсь найти выход. Который вряд ли заключён в знаниях...
Раскрывать свою надежду, что он сможет обрести долгожданный ответ в сокровищнице Тампля, Юго не желал никому. Никаких слабостей.
-Скорее я надеюсь решить свою проблему путём поиска и делания. Так что я открыт для нового всегда. И с удовольствием примерил бы клобук палача. Возможно, это переживание поможет мне сделать ещё один шаг к моей цели.
Кивнув, Юго согласился с удивлённым вопросом де Круа, похлопав того по локтю мягко. Действительно, в череде событий иногда неплохо сменить маску, посмотреть на всё с другой позиции, нарушить размеренность роли.

12

- Позвольте с вами не согласиться, мсье бывший храмовник... Что воровской мир, что орденский союз... Что королевская семья и все наши многочисленные дворяне... Цель у всех одна - власть. Но возможности  разные, а потому и пути достижения слегка... самую малость... отличаются между собой.
Вы тоже рветесь к власти, Юго? Это ваша грандиозная задача, которая никак не поддается?

Ответ был не обязателен. Герцог и не ждал, что приор ответит правдиво. Де Кер отвернулся и снова  взглянул на эшафот, словно раздумывая о чем-то. Краем глаза отметил разыгравшуюся неподалеку от Собара сцену, где проходивший мимо гвардеец схватил за руку толкнувшую отца Абеляра проститутку, затем с едва-скрываемой улыбкой повернулся к госпитальеру.
- Клобук палача... - повторил в тон де Ааро, - Ну что ж. Думаю, это не так уж сложно сделать. Я уже видел, как вы машете мечом, хочу посмотреть, как вы справитесь с веревкой...
Развернувшись, сделал незаметный знак подойти одному из своих людей. И, когда тот приблизился, шепнул ему на ухо пару слов. Тот тотчас же исчез в толпе и через минуту, уверенно растолкав бушующую людскую стихию, возник вблизи эшафота, обращаясь с какими-то словами к мирно подкреплявшемуся палачу. Тот, абсолютно беззвучно, с философским видом, свернул свой завтрак и на минуту исчез за небольшой дверцей, вделанной в стенке эшафота. И почти сразу вернулся назад, сняв свой клобук, закрывающий лицо и красный плащ. Все эти предметы были надежно свернуты и завернуту в темную накидку. Вместе с гвардейцем палач пролез через людскую толпу и подошел к герцогу и Серафу, склонившись в подобострастном поклоне. Инквизитора он узнал сразу.
- Вы получите хорошую плату за ваше молчание, мэтр Рошар. Нам нужно провести один эксперимент и сегодня вашу работу выполнит кто-то другой.
Де Кер протянул палачу два золотых и тот с благодарностью протянул ему сверток с одеждой.
- Благодарю вас, ваша Светлость. Это щедрая плата. Давненько я не держал в руках золота. Если вам нужно проводить такие эксперименты хоть каждый день, я готов...
Но Великий Инквизитор взял сверток и отвел его руку, отстраняя от себя палача. Повернувшись к Серафу, улыбнулся:
- Держите, мсье. Оденетесь под эшафотом...

13

-----улицы и переулки

Гревская площадь приняла их как мать принимает своего сына, который шлялся не весь где десять лет. Она и смеется и плачет и обнимает и колотит его. Толпа то стихала, то начинала что-то возбужденно орать. Все звуки сливались в гул, который то утихал то возрастал. Казалось, что это море человеческой плоти, в большинстве случаев еще и дурно пахнущей плоти, бьется о берег - помост для казни. Они все жаждали, алкали своей доли впечатлений Panem et circenses*. И кажется в это время они хотели именно зрелищ больше чем хлеба. Отец Абеляр не осуждал их за это. Он понимал их желания, поступки. Понимал, но принять не мог. Он сам, практически такой же уже давно не чувствовал себя к ним принадлежащим.
Возглас так заботливо опекаемой Собаром девушки вывел доминиканца из этого своеобразного транса, в который он погрузился. Казалось его облачение, а еще именно это внутреннее сосредоточение не давали никому из толпы прикоснуться к монаху. Но внутреннее равновесие было нарушено. Потому что, если девушка не ошибалась, то в толпе был Великий Инквизитор. Доминиканец поднял голову, чтобы найти его глазами. Великий Инквизитор чуть заметно кивнул, словно подавая знак подойти,  и в этот момент монах чуть не был сбит с ног налетевшей на него девушкой в откровенном наряде с остриженными рыжими волосами.
Кажется это Божье создание некоторое время назад очень нахально и с настойчивостью достойной лучшего применений выпытывала у окружающих, кого тут будут казнить.
У стоящего рядом гвардейца была отменная реакция и хорошая выучка. Его рука моментально опустилась на плечо девушки и сжала его не хуже стального капкана. Он задал вопрос доминиканцу о дальнейшей судьбе девушки.
Монах посмотрел на него и постарался, чтобы во взгляде можно было прочесть вселенское смирение и всепрощение.
- Помолимся, сын мой, чтобы это дитя было спасено и не сгинуло в лапах диаволовых.
Потом он посмотрел на девушку.
- Дочь моя, твоя суета греховна. твои мысли далеки от Господа нашего, который страдал за наши прегрешения. Покайся и вознеси ему хвалу, проси о заступничестве Девы Марии. И отринь эту суету.
Он чуть повел рукой, указывая на собравшуюся толпу. Следуй за мной, если радеешь о спасении души свей.
У отца Абеляра даже в мыслях не было привести эту девчонку к де Керу. Но стоящие неподалеку церкви вполне подходили для прочтения нескольких десятков молитв.
После этого монах обратил внимание на Собара и его спутницу.
- Оставляю вас здесь, месье Собар. Я рад, что мадемуазель в вашем лице нашла себе защитника и опору. Ибо всем известно, что вы добрый христианин, ревностный католик, а безупречность вашего поведения выше всяких похвал. Да хранит вас господь, мадемуазель.
Последние слова были обращены к спутнице Собара.
Отец Абеляр не спеша тронулся сквозь толпу, ему было интересно последует ли за ним эта рыжая уличная девчонка или в костре адовом прибавится еще одно полено.
_____________________________________

*Panem et circenses - хлеба и зрелищ

Отредактировано Отец Абеляр (2010-03-03 21:23:47)

14

Юго гулко хохотнул, устраивая на себе поудобнее перевязь с ножами. Вот хлебом не корми герцога, дай подкольнуть.
-Мы все - солдаты Господа. И не думаю, что ему есть разница - какого цвета плащ. Разница лишь в самой вере. Разница и в путях веры. Разница и в понимании власти. Кому-то - поиздеваться над тёщей - сладость. Кому-то и вселенной мало для размаха. Да и моя грусть-печаль лежит не в пределах материальных... я так подозреваю. Власть нужна человеку как воздух, без неё он не знает себе цену, мягок и ленив.
Сегодня Сераф уже начал подозревать себя в грехе празднословия, и решил на время призамолкнуть, послушав то, что твориться вокруг. Но это была лишь толпа, которая пыхтела, радовалась, возмущалась, жрала, заигрывала, решала проблемы и воняла. Ничего интересного. Весь этот сброд был создан для того, чтобы им руководили, помыкали и всячески пользовали. А те даже и не заметят ничего. Будут продолжать жрать, рыгать и орать друг на друга.
Манипуляции с одеждой палача де Ааро развеселили несказанно. Это будет неплохое развлечение. По крайней мере не придётся смотреть казнь с той же точки, что и все остальные. Так сказать - лучшее место и лучший обзор.
Приняв из рук де Круа свёрток, Сераф пожмал его в руке.
-Главное, чтобы размер подошёл, а то конфуз будет... Спасибо, Андреас. Пока не подвезли этого Жана, я ещё постою здесь. У меня нет завтрака, чтобы поразвлечь публику перед казнью.


Вы здесь » НАСЛЕДНИКИ ТАМПЛЯ » Улицы и переулки » Гревская площадь