НАСЛЕДНИКИ ТАМПЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » НАСЛЕДНИКИ ТАМПЛЯ » Регистрация » Филипп IV Красивый, король Франции


Филипп IV Красивый, король Франции

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя
Филипп IV Красивый (Philippe IV le Bel), Капетинг

2. Возраст
39 лет

3. Национальность
Француз

4. Статус
Король Франции

5. Внешность
Высокий мужчина с широкими плечами, атлетического сложения, выдающего здоровье и силу. Очень светлая кожа, белокурые с рыжинкой волосы до плеч, с легкой волной. Правильное невозмутимое лицо со скульптурно-правильными чертами, которые почти никогда не искажаются эмоциями. Упрямый подбородок, высокие скулы, но не это привлекает внимание в лице монарха. Главное в нем - огромные голубые глаза, льдистые и прозрачные, без всякого выражения в них. Словно ожившая статуя смотрит на людей - и сквозь них. Очень редко моргает и оттого его взгляд особенно пронзителен и пристален. Прекрасно знает об этом и не без тайного удовольствия пользуется.
Холеные руки, дорогие ткани, хотя довольно спокоен в вопросах собственной внешности.
Голос негромкий, спокойный, но при необходимости его командный рык способен докатиться до последнего закоулочка королевского дворца.

6. Характер
Королевский характер. Филипп невозмутим и жесток, хитер и злопамятен, высокомерен, умен, заносчив и скрытен. Прижимист, но не скупится на утверждение своего могущества, буде оно понадобится. Немногословен, но любое его слово должно быть выполнено и выполнено в кратчайшие сроки.
Принципиален и выше всего ставит королевскую честь, которую пятнать не позволено никому, какое бы положение не занимал человек. Собственные же вероломство и жестокость без труда оправдывает интересами Франции.
Имеет своеобразное чувство юмора.
Единственная привязанность монарха - охотничьи собаки, вообще очень любит охоту и животных.

Иных слабостей за Филиппом не замечали...

7. Биография
Первенец Филиппа III и Изабеллы Арагонской появился на свет в 1268 году, в Фонтенбло. С самого раннего детства его готовили к тому, что рано или поздно ему придется стать достойным преемником своего отца, каждый шаг будущего короля вымерялся до доли дюйма, каждый его взгляд или жест истолковывался сотни раз. Увы, матерь его была истинной королевой, поэтому даже наедине с сыном она не позволяла себе проявлять слабости и излишней заботы о нем. Встречи же с отцом ограничивались в то время теми несколькими минутами, когда Филипп отвлекался от политики и требовал принести к нему сына. Так было всегда, и именно это должно было воспитывать достойного монарха.
Все тонкости этикета, тактика, стратегия и бесконечные уроки - лишь изредка Филиппу удавалось выезжать на конную охоту, но эти дни становились для него истинной отдушиной. Пожалуй, тогда его единственной привязанностью стали собаки, молчаливые и верные, все понимающие и не способные ко лжи.
Престол, груз государственных забот и "королевское чудо" свалилось на Филиппа в 17 лет, слишком рано, в не самое лучшее время - был в самом разгаре военный конфликт за право обладать Сицилией, в котором молодой монарх предпочел отступить, не видя смысла в выматывающем столкновении интересов. Отыграться удалось только через десять лет, когда английский король слишком удачно предоставил Филиппу повод для новой войны, будучи дополнительно втянут в конфликт со Швейцарией. Череда побед принесла Франции огромные территории - Гиень, Фландрия, Шартр, Божанси, Шампань, Бигор, Дуэ, Конте-Франш... Пусть иногда находилось место вероломству, но главное было победить, и это удалось, пусть ценой крови. Филипп IV выполнил волю отца, укрепляя французские города, он уравнял в правах провинции и старался охранить независимойсть своей
страны всеми доступными методами, поддерживал мир, считая, что его Франции сейчас необходимо отдышаться и прийти в себя. Но на все это нужны были деньги - военные действитя требовали огромных затрат, а народ не желал голодать даже ради благих целей. Поначалу принятый везде изъявлениями покорности, король вскоре начал вызывать и ненависть - слишком велики оказались налоги. Чтобы не допустить полного краха, Филипп пошел против совести еще раз - по его приказу в золотых монетах сильно упал уровень золота,  так что "золотыми" их теперь называли разве что слепые... да и те быстро разобрались в "королевском золоте".
Порочный круг замкнулся - голодные и обобранные люди поднимали головы - вспыхивали восстания во Фландрии, которые приходилось подавлять, на снаряжение армии уходили гигантские суммы, которые опять же следовало отбирать у народа. В поисках денег король прибирал к рукам все, до чего мог дотянуться. Первыми пострадали евреи, вечная раса мучеников, тем не менее, обладавших  громадными состояниями. По стране запылали костры, на которых горели слишком богатые и слишком несговорчиввые, золотые ручейки потекли в казну... но разве хватит этого, чтобы прокормить огромную раздробленную на провинции страну?
Следующей жертвой стала церковь - пусть и богобоязненный, ради золота Филипп решился ограбить и слуг господа. Некоторую помощь оказывали и ломбардские банкиры, наиболее аккуратные налогоплательщики, к тому же без звука ссужавшие на благо государства немалые суммы, но этого все равно не хватало и жиреющие тамплиеры, открыто кичащиеся своим положением и богатством неминуеми привлекали к себе ледяной взгляд короля.
Поначалу Филипп обратился к Великому Магистру ордена с просьбой принять его в ряды братьев, но получил высокомерный и резкий отказ. Мечтавший стать Магистром и получить доступ к неисчислимым сокровищам ордена, король отступил - но не простил и не забыл отказа. Деньги получить все равно удалось - видимо, тамплиерам было не так уж и трудно одолжить денег государю, и это злило Филиппа Красивого еще сильнее. Наконец его алчность и раздражение достигли апогея и начал готовиться обвинительный процесс против тамплиеров, по всей стране расползались сети, готовые сомкнуться вокруг рыцарей и покончить с орденом навсегда. "Забыв" о том, что и сам желал вступить в орден, Филипп думал лишь о том, что казна ордена поможет Франции продержаться какое то время и ослабит петлю голода, плотно сжавшуюся на  шеях французов.
Эти события разворачивались на фоне обострявшихся с каждым годом противоречий с папой Бонифацием VIII, поначалу усердно поддерживавшим политику французского короля в Испании и Италии. Первые признаки взаимного недоверия обнаружились, когда Филипп начал притеснять церковь, и в попытке достигнуть с ним компромисса церковники совершили грубейшую ошибку - их посланнику хватило глупости начать угрожать Филиппу и тем самым вывести короля из себя.
Несколько враждебных жестов с обеих сторон и  в апреле 1303 г. Бонифаций отлучил короля от церкви. Мера эта, впрочем, не имела никакого действия. Филипп объявил Бонифация лжепапой  и составил против него обширный заговор, вследствие чего Папа был низложен, а его преемник оказался гораздо сговорчивее. Больше к королю никаких претензий не возникало.
Еще одной страшной трагедией для Филиппа стала смерть любимой жены Жанны, единственной женщины, которую он искренне любил.
На данный момент у него было три сына и дочь, Изабелла, и Филипп невольно задумывался, а способны ли его дети удержать в руках страну...

8. Особенности
Владение несколькими языками, знание  тактики и стратегии, владение шпагой. Верховая езда и этикет... ничего особенного, откровенно говоря.

9. Ориентация
Гетеро. Но после смерти жены его даже женщины слабо интересуют.

10. Пробный пост (кусок с Киндрет, дальше лезть не успеваю)
-Но я предлагаю посмотреть на вещи с несколько иной стороны. Да, я даже не собираюсь утверждать, что Асиман или Нахтцеррет хотя бы попытаются сдержать аппетиты. Более того, я не буду запрещать им охотиться, это их право и необходимость, но небольшая смена приоритетов никому не помешает.
Бальза уютно свернулся в кресле и подобрал под себя ноги, такой трогательно-юный, что слова, льющиеся из его уст становились просто чудовищным контрастом к его внешности.
-Клянусь, ни по чему я так не скучаю, как по ночным улицам городов, по крови, которую можно было оставить огромным пятном прямо на центральной площади и по страху в глазах овец... Да, мы - паразиты, пугающие и беспощадные, но не стоит ли представить это как симбиоз?
Ледяные голубые глаза медленно коснулись лица сначала Рамона, потом Кристофа.
-Все, что ты сказал, Рамон, чистая правда. Но вспомните основные принципы психологии... то, что помогает удержать в узде любого - страх, выгода, удовольствие.
На губах Миклоша проявилась жестокая улыбка
-Мой план в следующем, господа. Сейчас, когда над головами людей висит Алая звезда, овцы находятся в смятении. Они примут хоть вампиров, хоть хоть роботов, хоть говорящих собак, если это даст шанс выжить и вернуться в свою стабильность - жрать, спать, размножаться, сдохнуть.
Легким движением играющего котенка Миклош поднялся из кресла и пошел вдоль комнаты, не останавливая речи.
-Нам нужен небольшой городок, лучше бы достаточно близко от столицы. И в этом городе мы прекратим преступность, остановим насилие и спонсируем все, что захочется жителям. Если удастся договориться с Фэри и Даханавар, об этом рае на земле узнают мгновенно. Я же с помощью Асиман берусь обеспечить в остальных крупных городах истинный хаос...
На миг лицо Миклоша исказила гримаса голода и желания, но вскре он уже овладел собой и продолжил
-Когда люди поймут, что власть вампиров это не так уж плохо, они приползут сами. Во все времена, в любой стране люди хотели лишь подчиняться, пресмыкаться перед сильным правителем, который возьмет на себя их проблемы, предоставив им копаться в грязи и дальше. Как вам моя идея, господа?

11. Связь
272 006 427

2

Приняты, Ваше Величество.
Прошу в игру)) /с Вас аватар/


Вы здесь » НАСЛЕДНИКИ ТАМПЛЯ » Регистрация » Филипп IV Красивый, король Франции