НАСЛЕДНИКИ ТАМПЛЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » НАСЛЕДНИКИ ТАМПЛЯ » Тампль. Резиденция Рыцарей Храма » Апартаменты Великого Магистра


Апартаменты Великого Магистра

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Апартаменты Жака де Моле это не одна комнатка, разделенная ширмами на спальную и рабочую зоны, но целый комплекс, в который входят приемная, кабинет и опочивальня. ДА, иногда очень удобно быть Великим магистром.
Обставлены апартаменты с шиком и удобством, так ценимыми де Моле. Стены обиты не ярким, бежевых тонов, шелком, на полу ковры, привезенные из Святой земли, настолько мягкие, что не слышно, как ступает человек. Мебель дорогая, сплошь массивная, из дуба, покрытая позолотой. Аскетичность отличаются только письменный стол магистра, просто, без украшений и вензелей и шкаф, в этом же кабинете, высокий, до потолка, всегда с наглухо закрытыми дверцами. Кажется только троим существам известно, что там хранится: Богу, самому Жаку де Моле и его личному секретарю.
Слева от дверного косяка в приемной магистра стоит деревянное чучело, на которого надето полное облачение рыцаря-храмовника. Всю северную стену знимает карта Святой земли, включая Мальту и Кипр.

2

Жак любил одиночество, как ни странно. От принимал его как должное, как издержки его высокого положения и в ордене, и в светском обществе. Как же, сам Великий магистр ордена Тамплиеров. Ордена, потерявшего сперва Иерусалим, а потом и вовсе изгнанный из Святой земли. Опозоренный проигрышами, но не сломоеный. Нет, никогда! Как и многие старики, де Моле имел небольшую слабость не только к удобству, комфорту и роскоши, но и к прославлению времен, когда земля была плодороднее, женщины красивее, мужчины мужественнее, а сами они молодыми... Жить прошлым, это проблема многих душ, ожидающих уже встречи с Богом.
Так вот, Жак де Моле сидел в кабинете и сочинял письмо своему коллеге Фульку де Вилларе, магистру ордена Иоанитов. Дело в том, что он не так давно отклонил очередное предложение Папы Климента V о слиянии их орденов и интересовался, по каким же причинам госпитальеры желают этого слияния с такой же силой, как и обитатели Тампля. У самого де Моле было несколько весомых аргументов против, которые пока ни Филипп Красивый, ни его "карманный" Папа Римский опровергнуть не смогли. Интересно, мысли Великих магистров конкурирующих орденов наконе-то сошлись хоть в чем-то?.. Писал и знал, что черт-с-два скажет де Виллар правду, не такой он человек. Хитрый, расчетливый, умелый во всей этой кулуарной возне. Может на поле брани он и проиграет Жаку, но никак не в умении плести интриги. Но де Моле всегда был способным учеником и учился достаточно быстро, чтобы понимать, когда соперник слаб, а когда просто заманивает в ловушку... Или отвлекает от кормушки. В последнее время Магистр стал замечать, что все чаще и дольше он думает о деньгах, выгоде, расчитывает и прикидывает. Эти качества хороши для дельцА, для купца, а не для рыцаря, коим пока что Жак является. Старик бранил себя, укорял, часами простаивал на коленых в часовне, но нет... Кощунственные мысли старого ростовщика не покидали его. А ноги болели все сильнее, суставы скрипели, как несмазанные дверные петли... Старость не радость, однако...

3

Уже с самого утра Самуил был на ногах, успев попасть на службу и отстоять там до последнего "Amen" не дрогнув ни единым мускулом, затем встретится с бароном Сен-Мар относительно их общего предприятия. Находить общий язык с этим молодым человеком было куда проще, что возможно было связано с его происхождением. Однако подобные мысли тамплиер от себя гнал, стараясь всех братьев видеть в едином свете, чему способствовало его отрешенность и снисходительное отношение вытекающее из нежелания углубляться в подробности их жизни, мыслей и предпочтений.
Теперь же он широкими шагами мерял длинные коридоры родного Тампля, улыбался пробивающимся через окна ярким лучам все еще по-летнему теплого солнца, щурился глядя как порхают пылинки в эти полосах и рефлекторно кивал встречающимся на пути рыцарям. Настроение его было столь же солнечным и приподнятым, и казалось куча дел уже за плечами и столько же впереди. На языке был вкус жизни, хоть и приправленный горчя на само кончике, но то было еще малое осознание содеянного еще не на деле, но в душе.
Против кого собирался вести войну Самуил теперь...?
Приблизившись в дверям апартаментов Великого Магистра, мужчина постучал в привычной ему манере. Тяжелая дверь застонала под натиском кулака, затрещала и издала невнятный протестующий скрип. Выждав несколько секунд он толкнул дверь, проходя в просторное помещение. Взгляд упал на огромную карту, рисуя в воображении картины виденные им в той или иной ее точке. Выделились и запахи и звуки фантомами наполнив убранство своими тенями.
Тряхнув головой отогнал наваждение и прошелся по приемной, которая к удивлению на этот раз оказалось пустой. Это было столь же великое везение. Мягкий ковер приглушил тяжелые шаги. Светлые просторные одежды тихо переговаривались шорохом. Он не решался первым потревожить покой де Моле. Решив выждать немного признаков оживления. А пока он приблизился к карте, одну руку завел за спину, пальцем второй прововел линию обратного пути до Парижа. Улыбаясь мыслям, хмурясь и облегченно вздыхая тому, что все позади.

4

Жак был настолько не увлечен своей работой по попытке наладить контакты с Госпитальерами, что услышал, как в его апартаменты проник некто. Не как вор, как посетитель. Если учесть, что де Моле приказал не беспокоить его некоторое время (он это письмо уже неделю пишет и постоянно откладывает). Но вот кто-то нарушил этот запрет, и Жак был готов благословить его. Но чтобы сохранить лицо, Великий магистр неторопливо встал и величественно прошествовал в приемную, где гость должен был очутиться. А это был всего-то брат экзорцист, известный как Самуил. Сказать, что де Моле поощрял подобные прозвища, значит соврать. На самом деле, в основном, ему было все равно. Но это попахивало ересью, если честно. Хотя если посмотреть, чем занимались многие тамплиеры, перенявшие многие традиции и культы неверных, захвативших Святую землю. Последние три магистра закрывали на это глаза, сами не редко поддавались влиянию культов Востока. И сам де Моле не исключение...
- День добрый, брат мой, - наконец подал голос старик, кивая медленно и степенно, как и положено степенному человеку, занимающему высокий пост. - Я чем-то могу помочь? Или ты пришел любоваться моей картой?
Последние слова были сказаны с иронией и некоторым недовольством.

5

Появление Магистра вполне можно было ознаменовать, как "Явление Христа" впечатляюще и неожиданно...ну почти неожиданно. Обернувшись тут же на голос де Моле, рыцарь кивнул немного улыбнувшись, какой приветствовал и знатного вельможу и путника не совершенно незнакомой дороге в Богом забытом месте где-то на Востоке. И это "где-то" было отдельным государством вместившим в себя все, что видено, услышано, испробавано и навсегда забыто.
-Добрый день. Произнес тихо, выдержав паузу пристально глядя на серьезное, даже суровое лицо пожилого мужчины. Сложив руки за спиной, Этьен раздумывал на формулировкой ответа пару лишних секунд и в привычной манере выдал прямой ответ, без хождений вокруг да около.
-Я хотел вас пригласить на прогулку.

6

Жак криво усмехнулся.
- А я похож на прекрасную даму, чтобы приглашать меня на прогулки? - вскинул бровь старик. Какие еще прогулки, когда письмо не дописано? Дел уйма, а ведь очередной Крестовый поход на носу! По крайней мере очень хотелось в это верить...
Но человек такое существо, которое будет все, что угодно, лишь бы не работать. Великий Магистр Тамплиеров был не исключением из этого печального правила. Изобразив на лице все свое негодование, мужчина, поглаживая бороду, исподлобья глянул на Самуила, тяжело вздохнул и кивнул головой:
- Хорошо, пойдем прогуляемся, дорогой брат. Вы желаете мне что-то сообщить или показать? Или просто помогаете старику развеяться и не забывать про жизнь мирскую, про прелести нашей родной земли?
Но в то, ни в другое Жак де Моле не верил. Он был плохим интриганом, но ведь не настолько! Первые два варианта были куда правдоподобнее. Сказать что-то наедине, чтобы никто не мог подслушать и подсмотреть.
Они с  братом-экзорцистом никогда не ладили. Но всегда бежали в одной упряжке, а значит навсегда повязаны одними тайнами и одними делами.

7

Этьен хоть и подозревал, что не отсырел еще порох в пороховницах у Магистра и жахнуть новым походом он может, но как насчет небольшой репетиции прямо сейчас.
Тяжелый взгляд он старался по возможности проигнорировать, хотя его давящее чувство ощущал в полной мере, но особо не тяготился, все -таки какая-никакая, а привычка все же выработалась.
Суровый человек,- мелькнула типичная для случая мысль. И еще одна о том, как отнесется "гость" к встрече с таким "архимонстром" ордена.
Как человек добросовестный и по долгу службы исполнительный, возложенную на него часть миссии, хотелось провести без сучка и задоринки. Поэтому Этьен старался не распыляться на словоизлияния, а просто по-человечески заинтересовать Магистра.
Облегченно вздохнул получив вроде как формальное согласие.
-Всего понемногу. Мирская жизнь освежит мысли, а уединенная прогулка поможет им занять свои места. Крепко задумался над тем, что выпалил. Красноречием Самуил мог блеснуть перед кем угодно, но не перед Моле. Такая странная и причудливая метаморфоза.
-Одкако, нам придется покинуть Тампль. Учтиво кивнув головой, попросил разрешения немедля же распорядиться о том, чтобы седлали коней, а сам тамплиер будет ожидать своего Магистра у ворот.
Вышел, спешно преодолевая расстояние до ожидающих братьев, кои должны сопровождать их по дороге, предосторожность нынче явно не помешает.
Через несколько минут, все было готово к отправлению, оставалось лишь дождаться Магистра и пуститься в неспешную конную прогулку в сторону не слишком богатых кварталов.

8

Жак был готов к тому, что для прогулки придется выйти за пределы самого надежного в мире задания, за пределы Тампля, где каждый тамплиер может чувствовать себя защищено и уверенно. Резко, коротко дернув уголком губ, магистр проницательно поинтересовался:
- И насколько будет уединенной прогулка, дорогой брат? - нет, де Моле не то, чтобы был против кого-то третьего, но если речь пойдет о делах... было бы неплохо знать того, кто решается назначать аудиенцию самому магистру Ордена тамплиеров. А иначе подобное приглашение назвать нельзя было. И выходит, что Этьен-Мари выполняет роль посыльного. Высокородного, влиятельного, властного, но... посыльного. Какое унижение, какой позор для всего ордена. Но пока де Моле не услышал окончательного подтверждения своих мыслей, пока он только подозревал, а потому держал столь резкую оценку поведения коллеги, брата во Христе и по оружию, не торопился, ограничившись все таким же сверлящим, тяжелым взглядом. - И на какие места должны стать мои мысли?
Ершисто, ворчливо поинтересовался магистр, поглаживая почти полностью седую, окладистую бороду. Как всегда, выглядел он сухо, величественно, двигался с неторопливой ленцой потомственного аристократа, который и смотрит на вас только из великой своей милости и доброты. И снова уголок губ коротко дернулся вверх в злой, издевательской усмешке, голова наклонилась в извечном жесте вопроса.

9

Подозрительность Магистра могла дать фору пронырливым инквизиторам, но Этьен списал все на обостряющуюся ситуацию касаемо ордена, игнорировать слухи, сползающиеся к ушам де Моле со всех уголков Франции наверняка отнимали у него ревностно сон, занимая внимание туманными думами. Рыцарь нетерпеливо погладил по холке коня, давая знак сопровождающим отправляться в путь, дабы отъезд Магистра не привлек чрезмерного внимания своей помпезностью- а рыцари при параде в количестве более чем один-два уже яркая толпа.
Самуил улыбнулся, глядя куда-то под ноги. Мысленно он отпаивал Сен-Мара зельем, предопределяющим ему нескучный вечер за то, что уговоры старика выпали ему, а не молодому живчику.
Поднял глаза на небо, затем глянул на движение рук по бороде. Где-то он уже видел точно такой же жест, но при других обстоятельствах.
-К нам немногим позже, присоединяться несколько братьев вызвавшихся сопровождать нас. Ваши ж мысли займут те места, какие вы им отведете, мсье. Смело и нехотя перешел на иной уровень отношений. Словно два знатных человека в степенной беседе не имеющий ни смысла, не связанная со временем.
Откуда-то из тени вынырнул юнец в потрепанной одежде, нерешительно приблизившись к Магистру и его коню.
Этьен сделал шаг к пожилому мужчине перейдя намеренно на знакомый им обоим язык.
-Вас ожидают брат Жан-Клод и юная леди. Мы должны быть осторожны. Вы ведь...понимаете, что я пекусь о вашей репутации. Мимика де Моле сухая до жажды, до неприятно зудящх рук. Этьен видит, знает, но улыбается как и прежде спокойно, невозмутимо, добродушно.
Отошел, садясь на своего коня. Теперь когда часть "заговора" раскрыта можно было отправляться в недолгую дорогу.

» Особняк Ле Гран


Вы здесь » НАСЛЕДНИКИ ТАМПЛЯ » Тампль. Резиденция Рыцарей Храма » Апартаменты Великого Магистра